"" 

...

Меню сайта

...
Когда срываешь травинку, сотрясается вселенная
Виртуальная любовь
Любовь нельзя удержать в сжатом кулаке!!!!!
Любить по-русски
Свадьбы и праздники заграницей
Я для него все, а он устал...
Мой погибший парень зовёт меня к себе.
Бывшая жена

Главная » Статьи » Моя жизнь » Моя жизнь

Рокировка в длинную сторону

- Сколько у меня времени в запасе? - спросила я, удивившись своему спокойствию. 
Виталик снял очки, тщательно протер и почему-то сунул их в карман халата, потом стал перекладывать папки с историями болезни из одного ящика в другой. Я наблюдала за его манипуляциями и ждала ответа…

- Ир, может, все же прооперируешься? Все не так страшно, как ты думаешь, а после операции люди по двадцать лет живут, ты же врач и должна это понимать.

- Да, я врач, именно поэтому под нож не лягу. 

Мне было жалко на него смотреть. Мы знали друг друга со студенческих времен и вместе пятнадцать лет работали в этой больнице. Виталик прекрасный диагност и хирург от Бога. Смелый, решительный, творящий буквально чудеса в операционной, сейчас в своем кабинете он был похож на студента-первокурсника на экзамене. 

- Ты пойми, надо еще раз тщательно обследоваться. Нельзя, основываясь только на данных рентгенографии и УЗИ, утверждать, что это злокачественная опухоль. Полежишь у нас недельку, все посмотрим, взвесим… 

Закончить я ему не дала:

- Сколько у меня осталось времени? 

Он вдруг взорвался:

- Не хочешь обследоваться, ну и катись ко всем чертям! Нет у тебя времени! Почти нет! От силы месяца три. Все, не мешай работать! 

Он пнул ногой стул, который оказался на его пути, и выскочил из кабинета. Милый, добрый Виталик не понимал, что у меня теперь нет времени лежать на обследовании, которое ничего не изменит. Отработанная годами привычка заботиться о ком-то и жалеть кого-то, но только не себя, сработала и на этот раз. Истерики со мной не случилось, просто не было осознания того, что этот страшный диагноз поставлен мне. Всего-навсего был определен небольшой отрезок времени для выполнения нескольких, теперь уже неотложных, дел. 

Дорога домой в переполненном автобусе, по обыкновению, являлась моментом переключения внимания на домашние заботы. Как и подавляющее большинство женщин, я не имела возможности на работе думать о домашних делах, а дома не имела желания думать о работе. Двадцать лет наша семья состояла из двух членов: меня и моего мужа. Детей у нас не было, поэтому Женя для меня стал и мужем, и ребенком в одном лице. Он был инфантилен и равнодушен ко всему, что не касалось шахмат. Шахматы стали не игрой, не спортом, а образом жизни. 

Мир королей, ферзей и пешек был гораздо реальнее и значимее всего, что окружало Евгения в обыденной жизни. Он помнил, на каком ходу Корчной выиграл у Карпова ладью в римском турнире, но из года в год забывал про день моего рождения. Женя был абсолютно беспомощен в быту, к примеру, он знал, что продукты лежат в холодильнике, но вряд ли задумывался над тем, как они туда попадают. 

Меня это не раздражало, и я считала даже удобным для себя то, что он не треплет мне нервы по мелочам. Наша жизнь была лишена всех тех неурядиц и неприятностей, которые случаются в обычных семьях, двадцать лет она текла ровно, без подъемов и спадов. Все страсти бурлили на шахматной доске, и меня это вполне устраивало… до сегодняшнего дня. После разговора с Виталиком возник вопрос: что будет с Женей? У него, кроме меня, никого нет. 

Выход только один: надо найти моему мужу новую жену. На первый взгляд, эта мысль казалась дикой. Но только на первый. Начинать действовать нужно было немедля. В тот же вечер я обзвонила несколько посредников по найму квартир и оставила заявку на квартирантку – одинокую молодую женщину в возрасте от 27 до 32 лет, для длительного проживания и возможного ухода за одиноким мужчиной. Оплата по договоренности. 

Следующие две недели были изматывающими. Я встречалась с желающими снять комнату и пыталась составить представление об этих женщинах по отрывочным сведениям, всплывающим в разговоре. Одни казались мне слишком наглыми или вульгарными, другие – забитыми и малопривлекательными. Устав от бесконечных встреч и разговоров, я неожиданно для себя согласилась сдать комнату одинокой воспитательнице детского сада с совершенно заурядной внешностью по имени Лида. Единственным ее преимуществом перед другими претендентками было умение играть в шахматы. Посвящать ее в то, что мной было задумано, я не стала. 

- Женя, я получила письмо от моей тети из Н-ска. Она просит на время приютить ее внучку. Ты не против?

- Конечно-конечно, пусть поживет, - ответил он, внимательно глядя на шахматные фигурки. Впрочем, у него можно было и не спрашивать. Все равно ему никто не мог помешать, он просто ни на кого не обращал внимания. 

Лида была аккуратной, тихой и доброжелательной. Своим присутствием она почти не изменила внешнее течение нашей жизни. Мы с ней общались, но очень скованно, без обоюдного интереса. 

Прошло еще две недели, период привыкания нашей квартирантки к новой обстановке закончился, и я решила, что пора ее кое-чему учить.

- Лида, у меня скоро отпуск. Мне предложили поехать в санаторий, но я смогу это сделать, только если вы согласитесь присматривать за Женей, пока меня не будет. Сложного в этом ничего нет. Человек он неконфликтный, вы сами видите. Чем и как его кормить, я вам запишу, расскажу о его привычках и особенностях характера.

Она молча кивнула и сосредоточенно посмотрела на меня. Мне показалось, что она понимает больше, чем я могу ей сейчас рассказать. Я продолжила:

- Теперь он готовится к важному турниру, победа в турнире – это довольно большие деньги, поэтому бытовыми мелочами его обременять не нужно, важно создать наиболее благоприятные условия для его жизни. 

Я говорила сухо и официально, будто лекцию читала, а не посвящала чужую женщину в мельчайшие детали жизни своего мужа.

- Деньги лежат в секретере. Там же и все документы, которые могут понадобиться вам в ближайшее время. Хорошенько запомните, где и как лежат его вещи. Он любит порядок и нервничает, если не находит нужной ему вещи на привычном месте. 

Я возвращалась к этой теме еще несколько раз, пока не убедилась, что Лида действительно все запоминает. По моим подсчетам, до начала болей у меня оставалось месяца полтора. Три недели я собиралась провести в санатории, а потом… Наверное, незачем говорить: врач всегда знает, что может явиться причиной внезапной смерти, не похожей на самоубийство. 

За несколько дней до отъезда я вернулась домой позже обычного. Открывая дверь квартиры, неожиданно услышала музыку и смех. Не было привычной спокойной тишины. Раскрасневшаяся Лида пыталась учить Женю танцевать.

- Ирочка, хорошо, что ты пришла. Лидочка уже хочет кушать. 

Я не могла поверить собственным ушам. Впервые за двадцать лет Женя выразил не свое, а чье-то желание! Все было настолько невероятно, что у меня перехватило дыхание.

- Через двадцать минут все будет готово, - ответила я прошла в ванную. Колючие, злые слезы катились по лицу, а мое зеркальное отражение издевательски говорило: «Ну что ты ревешь, разве не ты привела ее сюда, разве не хотела сама этого? Ты заигралась своим эгоизмом. Это ведь ты сделала мужа инфантильным, безынициативным существом. Ты загнала его в тот шахматный мирок, что оторвал Женю от реальной жизни. Тебе хотелось сытого, обеспеченного и спокойного существования. Даже детей не хотела иметь именно ты, а не он. Они могли бы испортить твою размеренную жизнь. Тебе нравилось выставлять мужа напоказ перед своими знакомыми как чудаковатого гения, а себя представлять мученицей, несущей тяжкий крест. Не было никакого креста! Был обыкновенный трезвый расчет. Тебе нужны были призовые деньги, и поэтому ты лишила его всех радостей человеческого бытия, ограничив жизнь шахматной доской. Скоро твой муж поймет, что ты сделала с его судьбой, и пока этого не случилось, тебе лучше убраться из дома!» 

На вокзал меня никто не провожал. С Женей я попрощалась в квартире, пообещав написать ему и вернуться отдохнувшей. На лестничной клетке Лида тихо сказала: «Ключи оставьте». «Какие ключи?» - не поняла я. «От квартиры. Они ведь вам больше не нужны?» 

Я молча передала ей футляр с ключами. В санатории было совсем немного народа. В такое время года Крым - не лучшее место для отдыха. Но моему настроению эта слякотная серая зима вполне соответствовала. Впервые в жизни я ощутила абсолютную пустоту и в душе, и в мыслях. Не хотелось даже читать. Наличие пятидесяти человек вместо трех сотен позволило медперсоналу санатория уделять гораздо больше внимания каждому отдыхающему. Я не особенно жаждала встречаться с врачами, но скрыться от них было невозможно. Дабы не привлекать внимания к своей персоне, мне пришлось ходить на совершенно бесполезные процедуры. Каждый отдыхающий обязан был пройти УЗИ, я не стала исключением. 

Здоровый дядька с волосатыми руками, больше похожий на мясника, чем на доктора, поводив по моему телу датчиком, бодро воскликнул: «Здорова! Следующий!» «А правая почка?» - спросила я. «На месте ваша правая почка. И левая тоже. А все, что не так, я здесь описал». Он сунул мне в руки листочек с описанием. С места я двинуться не могла. 

- Послушайте, давайте еще раз посмотрим мою правую почку, - жалобно попросила врача.

- Понравилось, голубушка! Увольте, увольте. Мне еще человек шесть принять надо.

- Но мне сказали, что у меня опухоль на правой почке?

- Кто сказал? Шутники, голубушка, шутники! 

Теряя остатки терпения, я постаралась ему все объяснить и подкрепила слова медкартой, которую взяла с собой. Он внимательно посмотрел документы, после чего позвал коллегу, и они уже вдвоем детально обсудили все, что видели на мониторе прибора.

- Нет у вас никакой опухоли и не было, голубушка. Если сомневаетесь, я дам вам направление на консультацию к нашему ведущему онкологу.

- Ну а как же показания УЗИ в нашей клинике? – Я все еще боялась поверить ему.

- Эх, голубушка. К этому умному японскому прибору еще бы такую же умную голову иметь неплохо. Так и передайте в своей клинике. По всей вероятности, у вас был отек почки в результате воспалительного процесса. Сейчас воспаления нет, нет и отека. 

Консультация у онколога окончательно убедила в том, что я совершенно здорова. Я шла по чужому городу, загребая ногами сырой снег и не знала, что же буду делать с такой длинной и никому не нужной жизнью. По пятам брел дрожащий щенок. Я взяла на руки этот мокрый комочек и сказала: «Теперь будем с тобой жить друг для друга».

Категория: Моя жизнь | Добавил: alen (09.02.2013)
Просмотров: 913 | Рейтинг: 0.0/0
Вместе с этим читают:
Свадьба в Италии
На разных языках
А чувства нас редко подводят.
Кто же виноват...
Наркотики убивают.
Злая шутка
Таинственная другая...
О наболевшем
Мне его не хочется
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Развлечения

Категории раздела
Моя жизнь [1315]

Рецепты
Чизкейк-Черничная мечта
Как выбрать хорошую кастрюлю
Сливочный соус
Драники с сельдью
Арахисовое масло
Рецепт старинной русской ржаной кулаги
Тюря с редькой
Яблочная шарлотка
Турецкие блинчики
Печенье из сыра

...

Copyright MyCorp © 2018